Эрик Сайдел: в покере важен элемент случайности

Обладатель восьми браслетов WSOP Эрик Сайдел в беседе с представителем канала «Paul Phua Poker» рассказал о своем видении современного покера и отношении к молодым игрокам.
Saydel

Может ли ребенок, страдающий дислексией, стать успешным игроком в покер? Насколько эффективен тренер по покеру, который считает себя в некотором смысле социопатом? Ставит ли себе покерные цели настоящий профессионал? Ответы на эти и многие другие вопросы ответил в интервью представителю канала «Paul Phua Poker» обладатель 8 браслетов WSOP, хозяин четвертой строки в рейтинге All Time Money List покер-про Эрик Сайдел. Приводим вашему вниманию перевод наиболее интересных с нашей точки зрения моментов этой беседы.

Детская дислексия Сайдела и его самооценка

-Сегодня ты один из успешных игроков в покерной истории. Мог ты предполагать такое в своем детстве?

-Как и сейчас, в детстве я любил читать и тогда отдавал предпочтение детективам. По всей видимости, это и навеяло в то время на меня желание стать адвокатом. Правда, со временем это желание изменилось. Я мечтал о собственном бизнесе, не понимая, что для того, чтобы достичь успеха в предпринимательстве да и во всем другом нужны большой опыт и квалификация.

-По всей видимости, ты был довольно уверенным в своих силах мальчуганом…

-Отнюдь. Более того, с раннего детства у меня было устойчивое убеждение, что я являюсь далеко не умным ребенком, и это обстоятельство породило некоторые проблемы. Моя же убежденность в собственном отставании от сверстников в умственном развитии сформировалось у меня благодаря дислексии (нарушение навыков чтения – ред.). Я довольно сильно отставал в плане учебы в школе и мне казалось, что мои ровесники намного умнее меня. Но, наверное, почти у каждого ребенка в детстве есть какой-либо комплекс. Совершенно уверенных в своих силах и возможностях ребят не так много.

-Как ты считаешь, это оказало влияние на твою последующую жизнь?

-Естественно. Даже учитывая все проблемы, которые я испытывал в детстве, я в последствии понял, что именно этот опыт стал для меня полезным. Он стал для меня еще одним мотиватором, заставлял достичь чего-либо в жизни. Это нормально, когда человек пытается таким образом компенсировать отсутствие уверенности в себе.

Saydel

-Но ведь вполне вероятна и обратная реакция: ребенок уходит в себя и всю последующую жизнь считает себя неудачником.

-Конечно, бывает и такое. Но мне, считаю, повезло. Прежде всего потому что в нужное время стал заниматься нужными играми. Поначалу это были нарды, затем покер, но и в первом и втором случае мне повезло встретить людей, которые помогли мне правильно освоить эти игры и развить скилл.

Игра как инструмент заработка

-Вряд ли твой успех в нардах и покере можно связывать только с везением. Можешь сказать, что тогда, на тех начальных этапах влияло на твою игру?

-Может быть мой энтузиазм, с которым я тогда играл. Тем не менее, считаю, что действительно оказался в нужном месте в нужное время. Возьмем, к примеру, мое увлечение нардами. Ведь тогда возрождение интереса к этой игре наблюдалось в Нью-Йорке, а именно в этом городе я и жил в то время. Мне посчастливилось подружиться в Нью-Йорке с Полом Магрилем, который совершил революцию в нардах. Что было бы, если бы тогда я жил в другом месте? Вряд ли я бы сумел стать хорошим игроком.

-Сейчас в нарды на деньги практически не играют — сегодня это воспринимается в качестве пережитка. Но тогда-то отношение к этому вопросу было иным?

-Это и в те времена было необычно. К примеру, мой отец, будучи человеком консервативных взглядов, считал такой способ заработка очень странным. Однако после моих успехов он поменял свое мнение. То же самое со мной случилось и в отношении покера, поэтому, уверен, отец гордился моими достижениями.

-А не было желания доказать родителям их неправоту?

-Никогда. И не только родителям, но и кому бы то ни было еще. И дело в моем отношении к игре. Я воспринимал игру в первую очередь как средство заработка денег на жизнь, как область, в которой я был несколько компетентен. Я не стремился стать игроком первой величины типа Стю Ангера (Стюарт Эррол Ангер — в прошлом один из лучших американских игроков в покер — ред.) или Чипа Риза (Дэвид Эдвард Риз — также один из лучших в истории покера игроков из США — ред.). У меня таких амбиций не было. Мне просто нравилось играть и зарабатывать тем самым.

-Как-то ты обмолвился, что был весьма робким подростком. Сегодня ты уже совсем другой. Что произошло, как это у тебя получилось?

-Я действительно рос замкнутым в себе ребенком. Особенно это проявилось в подростковом возрасте и юношестве – в общении с девушками я чувствовал себя мягко говоря не в своей тарелке. И это была проблема. В то же время, думаю, что в покере немало людей, который испытывают схожие проблемы, связанные с социализацией. Скорее всего так оно и есть, потому что покеристы чувствуют себя намного удобнее и более комфортно, когда собираются вместе.

Нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что за последние три десятка лет произошли ощутимые изменения. Тогда даже при устройстве на работу весьма важен был характер человека, его способность работать и общаться. Сейчас же работодатели все чаще нацелены на работника, который и не столь социально активен, но приносит настоящую пользу. Соответственно меняется отношение к таким людям и в обществе.

Сайдел и его фактор случайности в покере

Saydel

-Каких жизненных ценностей ты придерживаешься?

-Одна из важных из них, на мой взгляд, благотворительность. И мне импонирует то, что молодое поколение игроков активно занимается благотворительностью. Они успешны, выиграли неплохие суммы денег, которыми хотят поделиться с нуждающимися — отлично, тем более, что жертвуют ребята далеко не символические суммы, а хорошие деньги. Сегодня эту инициативу в США осуществляет Дэн Смит и многие молодые его в этом поддерживают. Их помощь по-настоящему меняет жизнь людей.

-Известно, что в твоей жизни был этап, когда ты всерьез задумывался над тем, чтобы уйти из покера. Насколько часто тебя посещают такие мысли?

-Действительно, такое в моей жизни было. Однако все это было не столь серьезно и драматично. Я люблю покер, люблю играть в покер и соревноваться на этом поприще с другими игроками. Можно заняться еще чем-нибудь новым, но нужно ли мне это в моем возрасте (в ноябре 2020 года Эрик Сайдел отметит свой 61-й день рождения — ред.) — другой вопрос.

-Ты довольно часто находишься в разъездах, будь это турниры или просто путешествия. Как тебе удается совмещать поездки с гармонией в семье, в которой присутствует супруга и дети со своими интересами?

-Я всегда старался соблюсти баланс интересов и при этом не пресытиться покером, чтобы не перегореть игрой. Пока подрастали дети, турниров проводилось по миру не очень много, поэтому преимущественно я был дома. Сейчас наши дети уже повзрослели и живут самостоятельной жизнью, поэтому их родители могут позволить себе поездить по миру столько, сколько им хочется. Но даже при всей моей любви к путешествиям я всегда люблю возвращаться в Нью-Йорк и нахожусь здесь всегда с огромным удовольствием.

-В покере ты ставишь перед собой цели?

-Не уверен, что есть смысл ставить покерные цели. Прежде всего потому что свои коррективы всегда вносит фактор случайности. Хотелось бы, конечно, выиграть пару крупных ивентов, но что может повлиять на это? Только моя игра. На ней-то я и сосредоточен, а на карты повлиять я не в силах.

-Можно ли сказать, что покер ограничивает? Взять хотя бы тебя: что бы тебе хотелось сделать, но ты этого не делаешь будучи профессиональным игроком?

-Ничего такого у меня нет. Я играю в покер, когда хочу этого. Если я не играю в покер, я тоже всегда делаю то, что хочу. Это может быть время, которое я провожу в кругу близких, поход на концерт или в театр, просмотр фильмов, чтение книг. Я не думаю, что в моей жизни чего-то не хватает.

Продвижение и реклама покера

-Эрик Сайдел тренер Марии Конниковой. Почему? Что тебя заинтересовало в Марии, которая через год обучения у тебя выиграла крупный ивент, а сейчас готовит к публикации книгу о покере?

Saydel

-Начнем с того, что она является автором «New Yorker» – одного из самых популярных в мире журналов. Второе: Мария — само очарование. Пообщавшись с ней, я сразу понял, что работа с ней будет недолгой, но эффективной. Произошло это потому что сразу стало понятно, что у нас с ней схожий подход к покеру. Единственное, что меня настораживало, это вероятность появления какой-либо информации, которая была бы откровением для моих соперников в покере. В целом мне очень понравилось работать с Конниковой в ее проекте, думаю, что готовящаяся к изданию книга станет полезной для всего покера в целом.

-Насколько важно для тебя ее продвижение?

-Я, конечно, стараюсь это делать насколько могу, но, думаю, не являюсь той фигурой, которая подходит для рекламы. Намного эффективнее в этом плане, на мой взгляд, такие люди как Даниэль Негреану или Фил Хельмут. И это не ложная скромность, это реальный взгляд на ситуацию. У этих ребят есть для этого все необходимое — соответствующая харизма и интерес к этому процессу.

-Но с другой стороны ты уже длительное время занимаешь лидирующие строчки в мировом топе игроков в покер, поэтому твоя фигура была бы также интересна в этом плане…

-Мне самому интересно, сколько я еще смогу продержаться на этом Олимпе. И это еще одна причина того, что я все еще играю. Покер стремительно меняется и это обстоятельство является вызовом для меня. Не стану загадывать, сколько я еще буду играть, но не удивлюсь, что в ближайшей перспективе приму решение отказаться от участия в турнирах для хайроллеров.

-Ты не думаешь, что WSOP, WPT и другие покерные бренды могли бы привлекать тебя для рекламы? Что ты вообще думаешь об этом сегменте индустрии?

-Не скрою, что меня иногда вообще удивляет, как рекламируют современный покер. И речь не обо мне. Я имею в виду, к примеру, Стивена Чидвика, который сегодня является, пожалуй, самым сильным игроком. Но о нем практически все молчат. То же самое было в свое время с Алленом Каннигемом. Он также был на волне, имел определенный шарм, является очень интересным человеком, но его никто не привлекал к продвижению покера. Скорее всего потому что он относится к разряду очень спокойных людей, которые как правило всегда остаются в тени. Между тем хотелось бы, чтобы успехи таких ребят как Стивен Чидвик или Дэвид Питерс были известны более широкому кругу хотя бы в среде покерного сообщества.

Сайдел о своем уходе из покера

-Что помогает тебе с завидной стабильностью оставаться на вершине?

-Может быть то, что я никогда не сбрасываю со счетов фактор случайности в покере, а наоборот стараюсь понимать его природу. Это помогает не зацикливаться на переездах и невезении, воспринимать все стрики с точки зрения психологии довольно спокойно. Это отразилось и на моей жизни вне покера — это, безусловно, помогает.

-Как думаешь, до пенсии тебе еще далеко?

-Я нередко думаю над этим, но не готов полностью отказаться от покера. Возможно я сокращу расходы на покер, так как все чаще задумываюсь, не играю ли в минус. Не хочется растрачиваться на оплату входных в турнирах, где не ощущаю своего преимущества. И я в этом смысле не одинок — сейчас многие игроки задумываются над этой проблемой.

-Предположим, что Эрик Сайдел возглавит благотворительный фонд Билла Гейтса. Что будет в приоритете твоей деятельности?

-Скорее всего, я бы првлек к управлению Дэна Смита, у которого больше опыта в подобной деятельности. Также хорошо бы подошла для этой роли Лив Бори, которая также находится в теме. Но и сам Билл отлично справляется с этой миссией. Он работает в действительно важных областях, в которых решает большое число вопросов. И если оценить его работу в разрезе происходящего за последние лет 20-50, то ценность его миссии станет еще более явной. Он, к слову, тоже играет в покер.

-А ты играл с ним?

-Нет. Однако само осознание того, что известные на весь мир люди увлечены той же игрой, что и ты, всегда приятно.

-А вообще со знаменитостями тебе приходилось играть?

-Да и весьма часто, но не могу сказать, что это для меня привычное дело. Дело в том, что я всегда не в своей тарелке, когда нахожусь в компании известных и публичных личностей.

-А разве ты не знаменитость? Ты себя звездой не чувствуешь?

-Не задумываюсь на этот счет. Конечно, на тех или иных турнирах встречаются люди, которые просят о совместном фото, но, думаю, это не есть показатель звездности.

-Немало людей на определенном этапе жизни, как правило, начинают сожалеть о чем-либо: кто-то уделял себе мало времени, кто-то проводил мало времени с близкими и т. д. У тебя есть какие-то подобные сожаления?

-Меня устраивает все за исключением моей проблемы, связанной с общением и жизнью в социуме. И хотя я не считаю, что слишком много работал в своей жизни, я все же занимаюсь любимым делом — покером. А он ежедневно заставляет меня находиться в форме, показывать свою лучшую игру, тем самым отвечая на вызов, который мне бросают лучшие игроки.

Похожие записи

Оставить комментарий